Aug. 7th, 2012

odnako: (Default)
Больше ада! Больше оскорбленных чувств! Мы уже слышали, что песни и пляски подрывают духовные основы общества, про храм как "чужую территорию" и святое право верующих "защищать себя" (валяйте, православные, вон и оружие легализуют скоро), про мировой заговор с целью дискредитации РПЦ, про "пусть бы попробовали в мечети или на могиле вашей бабушки". Про "чтобы другим впредь неповадно" меня особенно радует. Что еще услышим? Кстати, читаю прямо сейчас прямую трансляцию обвинительной речи прокурора и адвокатов потерпевших - какой-то хтонический ужас, это даже не смешно. 

А я тем временем вам расскажу про механизм психологической защиты под названием идентификация с агрессором.

Когда нам угрожает что-то страшное, и победить это или избежать встречи нет никакой возможности - есть еще один способ справиться с тревогой: самому стать этим.  У детей и примитивных народов этот психологический механизм проявляется в явном перевоплощении. Дикари перевоплощаются в страшных духов в ритуальных танцах. Дети исполняют роль пугающей фигуры в играх, или, пострадав от насилия сами, проявляют насилие к тем, кто слабее. Это позволяет овладеть ситуацией и справиться с тревогой, буквально побыв в шкуре того, кто пугает тебя. Это способ ассимилировать травматический опыт.
Впрочем, не только травматический. Идентификация с агрессором как примитивный способ ассимилировать любое фрустрирующее воздействие (например, критику) - свойственна детскому этапу развития личности. Ребенок, которому сделали замечание - будет делать такие же замечания другим детям, своим игрушкам, и т.п. Он уже может связать критику с определенным поступком, но силы личности пока недостаточно для внутреннего восприятия: "это сделал Я". Поэтому объект критики выносится вовне, экстернализируется, а ребенок идентифицируется с критикующей фигурой. Так этот опыт легче пережить и усвоить. А потом, постепенно, внешняя критика становится самокритикой, и человек зрелый уже имеет собственную совесть, а также развитую функцию "Я" (ЭГО), позволяющую делать выбор, где лучше внутреннего критика послушать, а где - собственные потребности, и как это сделать без разрушения собственной (и чужой) личности.

Впрочем, не у всех одинаково это происходит. У иных людей эмоциональное развитие остаётся на уровне трехлетнего ребенка. Появляется, скажем, некая сила, которая изрекает нам всем какую-нибудь невиданную доселе претензию. Что теперь в УК будут статьи "богохульство" и "кощунство", а кто что вякнет - оскорбляет чувства верующих, и кара будет страшна.  Человек с развитой эго-функцией прислушивается к себе и делает собственный выбор, как к этому относиться.  А если эго-функция слабенькая и права голоса не имеет, то эта внешняя сила приобретает право голоса во внутреннем мире человека. Своего-то мнения нет, а вот авторитеты говорят, вякать нехорошо, кощунство это. А вякать же хочется. Как справиться с этим? Голос авторитета интернализируем, присвоим, чтобы он звучал с нашим в унисон, а наши собственные грешные желания - спроецируем на других. Которые посмели внатуре сделать то, что мы и хотели бы, да боимся. Ату их. Они оскорбили наши чувства. Мы такого никогда-никогда себе не позволим, и наш праведный разум кипит возмущенно по 10 раз на дню, когда мы думаем про курицу во влагалище. Каждый раз, как подумаем - так и вновь оскорбляемся, да сколько ж можно наши чувства оскорблять, мы уже на работу ходить не можем! Поэтому ты, страшная сила, накажи их, а не нас! Мы с тобою заодно. Поэтому все диктаторы всегда говорят от имени народа: они рассчитывают, что сработает именно этот механизм. И народный гнев действительно послушно будет. У части народонаселения.







Profile

odnako: (Default)
odnako

May 2014

S M T W T F S
    123
4 5678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 01:16
Powered by Dreamwidth Studios