odnako: (Default)
Сколько же там народуууу. И самая большая очередь - в экспресс-кассу, где не с тележками, а с корзинками. Потому что люди перекладывают покупки из тележки в 2-3 корзинки и встают в экспресс-кассу, чтобы быстрее. А на кассе мне положили каждую покупку в отдельный целлофановый пакетик, а все эти пакетики вместе - в большой бумажный, с надписью "берегите природу".
Я, наверное, где-то глубоко внутри - очень не русский человек. Потому что меня это совсем не умиляет.
odnako: (Default)
Поскольку сама не курю, только недавно в магазине обратила внимание, какие теперь стали устрашающие надписи на сигаретных пачках. Они реально огромные! Знаю, что они уже давно такие, но каждый раз, как вижу - поражаюсь на это уродство.

Только идиоты те, кто это придумал. Нифига это работать не будет. Зависимость - это не когда человек думает, что его привычка полезна, а когда сам с собой договориться не может, даже считая её вредной. И вместо зрелого самонаблюдения и ответственного выбора - запускается бесконечный цикл вины и наказания. Говорит себе человек с позиций внутреннего полицейского: больше не кури. Или там - не ешь шоколадок. И от строгости этих запретов самому же становится и грустно, и стыдно, и унизительно, и чем-то же надо себя утешить, облегчить эти внутренние переживания. Чем? Съесть шоколадку, закурить. Эндоморфин выделился - утешился, стало легче. А потом себя ругать и винить - опять, мол, сорвался. А тут еще окружающая среда подключается и запугивает со всех пачек: КУРЕНИЕ УБИВАЕТ! Весь мир мне угрожает и хочет моей смерти - как тут не закурить? Тем более когда запреты звучат извне - им гораздо легче делать назло. И себе хуже. Чтобы себя пожалеть и утешить. Опять же сигареткой.

Так на кого это рассчитано тогда? На тех, кто не курит, подумывает закурить, а тут увидит и испугается? Смешно же. Да и неправда. Не обязательно курение убивает, и всем это очевидно. А уж ложным угрозам виртуальных "родителей" и вовсе не грех сделать назло.
odnako: (Default)
Мышлению моему глобальность не свойственна. Я никогда не уверена, что происходит, когда люди объединяются в какие-то пугающие массы, и о них надо теперь понимать в терминах социальных, политических и экономических процессов. Я могу, конечно, послушать умных людей и выучить какие-то закономерности, но почувствовать процессы в обществе - так, как я чувствую отдельных людей, - и дать им какую-то оценку мне сложно.

Поэтому мне вот интересно: то, что сейчас у нас в обществе происходит - это в целом на что похоже? Как вы думаете? Не в государстве, а именно в обществе? На истоки фашизма не похоже? 

Что я знаю о сути фашизма? В общем, немного.

1. В основе фашизма всегда лежит генерация "внешнего врага", т.е. вымещение социальной агрессии на произвольно назначенную группу населения. Если нет смещения агрессии и раскола в обществе - то это не фашизм, какая бы там диктатура ни была со стороны государства. Фашизм - движение народное.
2. Зарождению фашизма часто предшествует  экономический и политический кризис. Люди начинают бояться за своё благополучие и цепляются за любую идеологию, которая даёт им иллюзию стабильности и защиты.
3. Экстремизм - один из ключевых признаков. Приверженность крайним взглядам, крайним оценкам и крайностям в действиях.
4. В политических и прочих общественных призывах - всегда апелляция к народу, или, еще лучше, к "простому народу". То есть создание иллюзии единства, массовости, единой толпы. Популизм.
5. Отрицание ценностей просвещения, воинственный антиинтеллектуализм. Выпускать фразы типа  "как же вы все, умники, задолбали" или "аргументов у меня нет, но мои чувства оскорблены и потому я требую крови" - становится вдруг не позором, а доблестью.
6. Опора на некие "традиционные" ценности - как противоположность любым новым, непривычным проявлениям. Одна из форм страха перед нестабильностью.
7. Как вариант или следствие из предыдущих двух пунктов - апелляция к очень древним, исконным символам коллективного бессознательного: мать (родина-мать), почва, кровь, корни, отцы-деды. Свастика - древний символ солнцеворота. Само слово "фашизм" происходит от фасции - символа власти в Древнем Риме. Играть на древних инстинктах в человеке - это так эффективно. Все мы животные.

Ну вот. Что-то мне всё это временами напоминает. А временами - вроде бы и нет, не совсем то. Что-то сумбур какой-то в голове. Высказывайте свои соображения, если вы умный человек )) Если вы глупый - не высказывайте ) Или посоветуйте почитать что, только чтобы там именно психологическая суть раскрывалась, экономические и исторические критерии мне неинтересны. Фромма "Бегство от свободы" читала, что еще?


odnako: (Default)
Так вот, об эмпатии и "прямых коммуникациях". Я что думаю-то. С одной стороны, способности к эмпатии у всех разные. Штука эта, как говорят, врожденная, и объясняется, помимо опыта, количеством зеркальных нейронов у нас в мозгах. И кто-то по малейшему движению лицевых мышц видит эмоции собеседника - причём буквально "внутренним взором", то есть чувствует их без осмысления. А кто-то, действительно, мало что видит, пока прямо не покажешь.

Но, знаете ли, неспособность понимать эмоции других людей - это один из признаков аутизма.  Аутистов у нас не более 1-2% . Всё остальное, что в пределах нормы - это разная степень понимания. И большинством людей, что уж там говорить, можно манипулировать. Чтобы НЕ вестись на манипуляции - требуется особое умение, а чтобы вестись - ничего не требуется. Именно потому, что большинство людей - обладает способностью читать скрытые эмоциональные послания и понимать намёки. И это, вообще говоря, не дехфект какой, а продвинутый эволюционный скилл. Поэтому люди, с гордостью заявляющие, что с ними можно только "говорить прямо", а иначе они не понимают - непонятно, чем гордятся. Умственной недостаточностью? Нехваткой социального опыта?

Да, несомненно, в чужую голову не залезешь, понять другого человека невозможно, 90% наших предположений о других - наши проекции (как будто это что-то плохое), и всё такое. Всё правильно. Означает ли это, что бесхитростная замена всех наших милых манипуляций прямыми посланиями - обеспечит нам 100% взаимопонимания? Ха-ха. Я, знаете ли, убеждена, что на коммуникативном уровне люди прекрасно понимают друг о друге всё, что им нужно понимать. Какими бы кривыми ни были их коммуникации. Непонимание, глобальное внутреннее одиночество человека среди людей - это вопрос более глубокого, экзистенциального уровня. А на том уровне, на котором происходят контакты между людьми - все всё понимают. И даже если человек хочет, чтобы его пожалели, а говорит почему-то "суки, вы мне всю жизнь испортили" вместо "пожалейте меня" - это проблема не коммуникативная. Это проблема не коммуникации, а контакта - прежде всего со своими чувствами. На коммуникативном уровне всё происходит, как ни странно, правильно: человек демонстрирует агрессию - другие видят агрессию. Потому что ничего другого человек показывать и НЕ ХОТЕЛ. Он не хотел выглядеть беззащитным - он хотел выглядеть защищенным. Он и выглядит. И получает примерно то, что и ожидает - ответную агрессию. Выражая в таком поступке свой невротический конфликт (между истинной потребностью и способностью её удовлетворить) - он выбрал коммуникативный приём, абсолютно адекватный его внутренней (и, возможно, внешней) ситуации. Вот такая она сейчас, и многое должно поменяться, чтобы она изменилась - и тогда автоматически изменятся приемы коммуникации. А не наоборот. И, выбирая ответную реакцию, люди руководствуются не только своими умениями понимать скрытые потребности (действительно очень разными и зависящими от опыта и способностей), но и своим желанием это делать. И поэтому одному человеку ответят "миленький, а что случилось?", а другому - "сам ты сука". В одной и той же ситуации. Потому что все всё прекрасно понимают. Всё, что им нужно для продуктивного общения с себе подобными. И больше, чем у тебя есть внутри - ты не вынесешь вовне. Как ни старайся говорить всё "прямо".

Я так понимаю,когда человек пытается прямо выражать свои истинные чувства и потребности - он это делает не для того, чтобы стать более понятным. Люди и так понятны (и некоторые даже не представляют - насколько). Это делается для более полного контакта С СОБОЙ. Вместо какой-нибудь привычной и безопасной манипуляции типа "хоть бы кто догадался помочь, да и хрен с вами, сам справлюсь" прямо сказать "мне сложно, помоги мне, пожалуйста" - это не более понятно. Это более... эмоционально насыщенно. Это более открыто. Это более беззащитно. И это - да, вызывает в людях ответные, эмпатические переживание, тоже более полное и яркое, чем манипуляции. И желание помочь. Или не вызывает, такое тоже бывает. И поэтому - рискованно.

И вот те, кто разыгрывает из себя непонимающих, пока им не скажут открытым текстом - вы сами-то открыты? Вы - безопасны для человека с открытой душой? Вы способны принять и выдержать чужую открытость? Или ваша прокурорская позиция в отношении чужой закрытости - это лишь предлог, маскирующий нежелание понимать вообще никак?



odnako: (Default)
Вроде как, зеркальные нейроны уже лет 20 как открыты. А эволюционную значимость эмпатии еще дедушка Дарвин постулировал. Однако же, находятся люди, которые объявляют полное отсутствие эмпатии своей принципиальной позицией в отношениях и считают, что это - офигеть как продвинуто. Я имею в виду все эти разговоры о важности прямых коммуникаций, типа "пока мне не скажут словами, чо надо, я ничего не понимаю и не чувствую, я не телепат". Прямые коммуникации - это, конечно, круто. Но, как и в любой полярности, когда мы приближаемся к полюсу - это превращается в абсурд.
На мысли натолкнула [livejournal.com profile] lelleo своими последними постами. Я, короче, хочу об этом подумать. А то я уже 2 недели вообще ни о чём не думаю, а только рисую цветочки акварелью. Состояние прикольное, конечно, но надо иногда переключаться.

Картинку по теме нашла у феминисток. В плане требований я с феминистками не согласна, но картинка ничо, смешная :)



odnako: (Default)
... называется "Прыжок в Вечность". Кому ни покажу - все над ней смеются. А мне грустно что-т :( 



И еще я заболела уже второй раз за этот год. А раньше я болела всякими простудами максимум раз в пятилетку. За 3 дня сидения дома вспомнила, как это бывает, когда читаешь художественную литературу, и еще достала акварель и нарисовала утку в камышах. Чувствую себя так, как будто в школу идти не надо, будущее туманно, и впереди - вечность.

odnako: (Default)
... является разрушение, ибо только то, что нами разрушено, является навечно и определенно нашим.
Ханна Арендт
odnako: (Default)
- Ведь каждый верит в то, что похоже на него самого.
- Не надо унижаться до оскорблений,я же вас не оскорбляю...
odnako: (Default)
Я не имею никакого отношения к бухгалтерии, но от прочтения этой темы получила 5 кг. чистой радости. Там не столько смешно, сколько радостно )))

http://forum.klerk.ru/showthread.php?t=447666

odnako: (Default)
2 года. Разумеется, ни в какие "дадут условно" я не верила. Вряд ли власть заинтересована в оттепели и компромиссах.
Но всё равно окончательная, свершившаяся расправа над милосердием, справедливостью и здравым смыслом как-то... даже не знаю... пугающе ощущается.
odnako: (Default)
И этим оскорбили мои чувства. Я-таки интересуюсь, когда над ними состоится суд? Я требую 7 лет строгого режима. А пока их надо срочно арестовать. Для их же пользы. Чтобы защитить их от агрессивных поклонников Мадонны.
odnako: (Default)
Вдруг подумала, что та взаимная ярость, которая вырвалась наружу и была направлена на сторонников /противников РПЦ - копилась совсем не для этого. И открыть этот клапан, чтобы громко, но бесполезно спустить пар - хороший такой ход для предотвращения политических протестов. Направленных по адресу: на государственную власть.
odnako: (Default)
Больше ада! Больше оскорбленных чувств! Мы уже слышали, что песни и пляски подрывают духовные основы общества, про храм как "чужую территорию" и святое право верующих "защищать себя" (валяйте, православные, вон и оружие легализуют скоро), про мировой заговор с целью дискредитации РПЦ, про "пусть бы попробовали в мечети или на могиле вашей бабушки". Про "чтобы другим впредь неповадно" меня особенно радует. Что еще услышим? Кстати, читаю прямо сейчас прямую трансляцию обвинительной речи прокурора и адвокатов потерпевших - какой-то хтонический ужас, это даже не смешно. 

А я тем временем вам расскажу про механизм психологической защиты под названием идентификация с агрессором.

Когда нам угрожает что-то страшное, и победить это или избежать встречи нет никакой возможности - есть еще один способ справиться с тревогой: самому стать этим.  У детей и примитивных народов этот психологический механизм проявляется в явном перевоплощении. Дикари перевоплощаются в страшных духов в ритуальных танцах. Дети исполняют роль пугающей фигуры в играх, или, пострадав от насилия сами, проявляют насилие к тем, кто слабее. Это позволяет овладеть ситуацией и справиться с тревогой, буквально побыв в шкуре того, кто пугает тебя. Это способ ассимилировать травматический опыт.
Впрочем, не только травматический. Идентификация с агрессором как примитивный способ ассимилировать любое фрустрирующее воздействие (например, критику) - свойственна детскому этапу развития личности. Ребенок, которому сделали замечание - будет делать такие же замечания другим детям, своим игрушкам, и т.п. Он уже может связать критику с определенным поступком, но силы личности пока недостаточно для внутреннего восприятия: "это сделал Я". Поэтому объект критики выносится вовне, экстернализируется, а ребенок идентифицируется с критикующей фигурой. Так этот опыт легче пережить и усвоить. А потом, постепенно, внешняя критика становится самокритикой, и человек зрелый уже имеет собственную совесть, а также развитую функцию "Я" (ЭГО), позволяющую делать выбор, где лучше внутреннего критика послушать, а где - собственные потребности, и как это сделать без разрушения собственной (и чужой) личности.

Впрочем, не у всех одинаково это происходит. У иных людей эмоциональное развитие остаётся на уровне трехлетнего ребенка. Появляется, скажем, некая сила, которая изрекает нам всем какую-нибудь невиданную доселе претензию. Что теперь в УК будут статьи "богохульство" и "кощунство", а кто что вякнет - оскорбляет чувства верующих, и кара будет страшна.  Человек с развитой эго-функцией прислушивается к себе и делает собственный выбор, как к этому относиться.  А если эго-функция слабенькая и права голоса не имеет, то эта внешняя сила приобретает право голоса во внутреннем мире человека. Своего-то мнения нет, а вот авторитеты говорят, вякать нехорошо, кощунство это. А вякать же хочется. Как справиться с этим? Голос авторитета интернализируем, присвоим, чтобы он звучал с нашим в унисон, а наши собственные грешные желания - спроецируем на других. Которые посмели внатуре сделать то, что мы и хотели бы, да боимся. Ату их. Они оскорбили наши чувства. Мы такого никогда-никогда себе не позволим, и наш праведный разум кипит возмущенно по 10 раз на дню, когда мы думаем про курицу во влагалище. Каждый раз, как подумаем - так и вновь оскорбляемся, да сколько ж можно наши чувства оскорблять, мы уже на работу ходить не можем! Поэтому ты, страшная сила, накажи их, а не нас! Мы с тобою заодно. Поэтому все диктаторы всегда говорят от имени народа: они рассчитывают, что сработает именно этот механизм. И народный гнев действительно послушно будет. У части народонаселения.







odnako: (Default)
Продолжаем разговор с того места, где бросили.
Еще один распространенный способ дефлексировать - это постоянно шутить и прикалываться. В каком-то смысле, наверное, любой юмор - это дефлексия, поскольку снижает напряжение от контакта с реальностью. Но если говорить о нездоровом использовании - то речь идёт о записных остряках, которые ни о чём не могут говорить серьёзно, считают своим долгом постоянно развлекать окружающих, приставать к ним с шутливыми подначками, и т.п. Бывают, конечно, в жизни моменты, когда радость (или, наоборот, сарказм) из тебя так и прёт, и во всём видятся парадоксы и смешные стороны. Это бессознательная потребность в разрядке, и вещь прекрасная, если "без шуток не хожу" не возникает до контакта и вместо него, и не становится привычной заменой общения.

Человек может также постоянно менять предмет разговора, перескакивать с темы на тему, как бы убегая от приближения к чему-то важному. Излишнее абстрагирование, разговор "в общем" ни о ком конкретно, разговор о возможных причинах своих чувств вместо их переживания, разговор о человеке в его присутствии, вместо того чтобы прямо к нему обратиться ("я вижу, Вася хочет что-то сказать") - всё это признаки дефлексии. А как же вежливость? А всё так же. Вежливость, дипломатичность - всё сюда, это ведь тоже способы убирать из контактов излишнее напряжение. Хорошо это или плохо - зависит только от того, зачем и кому это нужно.

Для дефлексии характерны также определенные телесные проявления: избегание прямого контакта глаз, потребность сидеть боком, разворачивать корпус в сторону от собеседника, укрываться за предметами, как бы создавая дополнительные препятствия между собой и другим, теребить в руках разные предметы. Бывают также повторяющиеся ритмичные движения, "облегченный" цивилизованный аналог аутичного раскачивания, топтание на месте или что-то подобное, когда человек как будто готовится к какому-то движению, но никак не может его сделать.

Всё перечисленное было примерами уклонения от прямого контакта с другими людьми. С таким же успехом дефлексия работает на уклонение от контакта со своими чувствами. Рассеянность, "непонятливость", когда пропускаешь мимо ушей то, что тебе говорят, или не можешь этого понять, хотя всё просто - не всегда признак обычного утомления. Подсознательное нежелание сталкиваться с сильными эмоциями может буквально "выключить" человека из реальности, вплоть до внезапно навалившейся сонливости. А заговорят вокруг о безопасном - и сна ни в одном глазу.

В общем и целом, любое замещающее поведение часто считают вариантами дефлексии.  Сорвать зло на ком-то другом, поговорить со стулом вместо мамы (хотя я не уверена, что такое замещение - это дефлексия, всё-таки объект контакта присутствует). Когда говорят "он это дефлексирует" - имеют в виду любой способ избегать прямого контакта с этим явлением, направляя свою энергию на что-то замещающее или вообще иное. Будь то избирательная глухота, или желание много трындеть вместо действия, или желание что-нибудь делать, чтобы не ощущать, или есть, когда хочется секса, или говорить много о разном, избегая одной важной темы. 

Зачем люди это делают? 
Они рассеивают энергию возбуждения, потому что не могут направить её на действие. По сути в сознании человека объекта действия еще нет, но энергия уже есть. Гештальтисты называют это "проблемами в формировании фигуры", но я не хочу нагружать текст дополнительными терминами, которые могут требовать пояснения. У человека возникает неосознанная потребность, вызывающая в организме эмоциональное возбуждение. Это возбуждение надо куда-то применить. Свою истинную потребность человек не может впустить в сознание по разным причинам (внутренний запрет, страх, слишком сильные чувства, превышающие порог переносимости). Поэтому возбуждение реализуется либо в первом попавшемся безопасном, либо в привычном действии, которое уже есть в опыте и кажется социально приемлемым.

Почему люди так делают?
Прямой контакт с другими людьми или с определенными чувствами субъективно воспринимается как опасный. За прямое выражение своих чувств и желаний человек в прошлом слишком часто огребал. Поскольку этот страх возникает до того, как человек осознает свою настоящую потребность ("выделит фигуру") - он не осознаёт, чего он боится.

Что люди чувствуют, когда так делают?
Сбрасывая напряжение, которое грозит стать невыносимым, если подойти к настоящей потребности слишком близко - человек, конечно, чувствует некоторое облегчение. Но, поскольку настоящая потребность всё-таки не удовлетворяется, а суслик есть, хоть и не виден, постоянный спутник дефлексии - это скука. Массовик-затейник всегда разочарован компанией, которая недостаточно весела, хотя он так старается. Беседующий ни о чём - разочарован собеседником, с которым "не о чем говорить". Избегающему переживаний в реальном времени - кажется, что в его жизни ничего не происходит. Если человек дефлексирует реакции, которые другие люди направляют на него - он чувствует себя "каким-то не таким", не сумевшим оправдать ожиданий, скучным, неловким, незначительным, либо слишком иным и отдельным, слишком отличным от окружающих, чтобы их понимать.

Чем это плохо?
Любые защиты сами по себе не хороши и не плохи. Но при нездоровом использовании, не соответствующем нашим реальным возможностям - мы рискуем никогда не получить того, чего хотим больше всего на свете.

odnako: (Default)
Поговорим о дефлексии?
Дефлексия - это неосознанный механизм психической защиты, направленный на уход от прямого контакта с другим человеком или с собственными чувствами. Самый распространенный механизм в среде людей культурных, вежливых и дипломатичных.

В чём это проявляется?
В склонности к пустым рассуждениям. Когда непонятно, зачем (и кому) человек говорит то, что он говорит. Смысл сказанного, если он вообще там есть - как правило, очень плоский, часто произносятся заученные, банальные фразы, значение которых полностью стёрлось из восприятия.  Когда вам звонят с предложением услуг и прочим телефонным спамом, когда продавец заводит свою шарманку про "рады вам предложить" - уже на первых секундах можно ненароком впасть в транс от монотонных повторений бессмысленного. И вам-то ясно, что люди это подневольные, и говорят не то, что хотят, а как научили. Но часто люди предпочитают пустословие там, где от них никто (кроме собственных внутренних цензоров) этого не требует. За праздничным столом, произнося тосты и поздравления, в разного рода "светских" беседах. Говорить хоть что-нибудь - почему-то гораздо хуже, чем молчать.
Дефлексирующий человек может задавать очень много вопросов, демонстрируя заинтересованность. Он не будет говорить о себе и своём отношении, он хочет говорить только о вас. В общем, как по Карнеги: "искренне интересуйтесь другими людьми". Но интерес этот представляется тягостным - особенно для человека чувствительного. Он не навязчив, он именно тягостен своей  "правильностью".  Где вы так загорели? Ах, Испания, как интересно, долго вы там пробыли? Вам понравилось? А на экскурсии вы ездили? Каждому из нас, наверное, приходилось отвечать на вопросы о деталях своей профессии, нюансах своего хобби и проч. Бытует представление, что человеку интересно говорить о себе, поэтому расспрашивать человека о нём - это проявлять к нему вежливость и внимание. Хотя, если немного пораскинуть мозгами, становится очевидно, что нет ничего скучнее, чем рассказывать про то, что сейчас не является для меня значимым (я знаю всё о своей профессии и хобби, и в путешествии я уже БЫЛ, поэтому, если и хочу делиться - то впечатлениями, а не деталями организации). Но дело даже не в том, чтобы правильно угадать интерес собеседника. Дело в том, что дефлексирующий человек никогда не спрашивает то, что ему на самом деле интересно.

... начала писать, а надо уже убегать. Тогда продолжу вечером или завтра, сохранять черновик неохота.

odnako: (Default)
«Вы прямо сейчас испытываете душевный вред?» Цыганюк: «Нет. Но в памяти эта боль навсегда осталась». Адвокат Виолетта Волкова: «А вы не будете испытывать душевную боль от того, что из-за вашего статуса потерпевшего три молодые женщины 5 месяцев находятся в СИЗО, причем у двоих есть маленькие дети!» Судья Сырова: «Снят вопрос!»

В показаниях указано: «Опознать их не смогу...» «Глубоко переживаю произошедшее...» «Фактически чувства были оскорблены...» «Так как они сопротивлялись, до сих пор нахожусь в расстроенных чувствах...»

Охранник ХХС Сергей Белоглазов о поступке девушек: "Я получил травму. Я второй месяц не выхожу на работу в связи с этим. В отношении себя я все прощаю, я не держу зла. Но в отношении Господа, святыни и других верующих - я не могу решать, это воля Господа и решение суда"

15:20 Самуцевич - Белоглазову: "Для Вас оскорбительно слово "феминистка?". - "Для меня - да. Оскорбительное, непристойное слово для православного верующего". Самуцевич: "Вы знаете значение слова "феминистка"?". Судья Сырова: "Снят вопрос!".  

15:07 Вопросы начинают задавать девушки. Белоглазов учит Алехину каяться: "Не с улыбкой".

Я раньше в путешествиях разных любила иногда заходить в православные храмы, монастыри - как все неверующие, с интересом к истории и культуре. Теперь я их за версту обходить буду. И старалась с уважением относиться к чувствам верующих - не вступать в дискуссии по духовным и религиозным вопросам, не отпускать неосторожных шуток. Теперь я свободна от необходимости их учитывать. Я вспоминаю: все самые истовые верующие в моей жизни оказывались отъявленными мудаками; в отношении чувствительности к другим людям, доброты, совести, в конце концов - они были на порядок хуже обычных, не претендующих на высокую духовность людей. Хотя бы тем, что не признавали в себе полярностей: все "хорошие" чувства и помыслы они себе присваивали, а все "плохие" - проецировали на других. А это - самый верный и короткий способ стать мудаком: механизм любой ксенофобии - неосмысленная, ничем не сдержанная проекция в действии.  Инквизитор, измученный собственными садистскими фантазиями - во всех греховность и дъявольское начало видит, фашист, страдающий от собственной неполноценности - делит народы на полноценные и не очень. Нормальный человек допускает в себе всё, и поэтому он терпим к другим. Терпимость - это не насилие над собой для человека думающего. 

Хотела по привычке извиниться перед симпатичными мне читателями, которые, возможно, являются православными верующими, и сказать, что это к ним не относится. Но потом передумала. Не хочу. Каждый сам решит, что к нему относится, а я типа в оскорбленных чувствах, мне всё можно.
 

Profile

odnako: (Default)
odnako

May 2014

S M T W T F S
    123
4 5678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 16:55
Powered by Dreamwidth Studios