odnako: (Default)
Многие травмированные индивиды, особенно дети, перенесшие
травму, склонны обвинять самих себя за случившееся с ними. Взятие
ответственности на себя в этом случае позволяет компенсировать (или
заместить) чувства беспомощности и уязвимости иллюзией потенциального
контроля. Парадоксально, но установлено, что жертвы сексуального
насилия, обвиняющие в случившемся себя, имеют лучший
прогноз, чем те, кто не принимает на себя ложной ответственности, ибо
это позволяет их локусу контроля оставаться интернальным и избежать
чувства беспомощности.


Н.В. Тарабрина, Практикум по психологии посттравматического стресса.



odnako: (Default)
sviet.livejournal.com/478902.html

Насчет ослепших медиков и болезни медицины - на мой взгляд, необоснованно пафосно. Почему ослепли, чем больны - просто делают свою работу в своем, медицинском подходе, а медицинский подход, так исторически получилось, был основан на материалистической философии. И, думаю, никакому грамотному современному врачу не придёт в голову отрицать психосоматику, придёт в голову просто отделить то, чем занимается конкретно он, от других областей здоровья человека. И разделение на "материальную" и "духовную" сферы - тоже какое-то странненькое, нейрогуморальная регуляция и всё, что из этого следует - вполне материально.

odnako: (Default)
Побывала я недавно на открытой дискуссии про образ психолога. Обсуждение получилось приятным, правда, людей типа "все психологи шарлатаны", "психология - не наука /лженаука/ вторичная наука" или хотя бы "я хочу видеть конкретные критерии эффективности психологической помощи" - очень не хватало. Без шуток - не хватало. Поэтому не получилось собственно дискуссии с разных позиций, а получилось обсуждение страхов и опасений самих психологов. Но всё равно было интересно.
В результате я должна была задуматься, из чего складывается мой личный образ психолога и какие мои потребности обслуживает этот конструкт. Но задумалась я, как всегда, о чём-то другом.

Я подумала: а есть ли в самой психологии - научной дисциплине, практике, не важно, - какая-то специфика, которая делает её удобным объектом для критики? Потребности людей критикующих, ненавидящих и презирающих - они, понятно, их личное дело, уязвимость психологов к этому всему - тоже их личные трудности. А вот сама по себе психология, в целом - она каким образом подставляется? Что в ней такого особенного, что её адепты нифига не защищены её авторитетом, а наоборот, назвавшись психологами, еще должны после этого всем доказывать своё право коптить небо?

Итак, я порылась в закромах  и
вот чего надумала: )

odnako: (Default)
Поскольку сама не курю, только недавно в магазине обратила внимание, какие теперь стали устрашающие надписи на сигаретных пачках. Они реально огромные! Знаю, что они уже давно такие, но каждый раз, как вижу - поражаюсь на это уродство.

Только идиоты те, кто это придумал. Нифига это работать не будет. Зависимость - это не когда человек думает, что его привычка полезна, а когда сам с собой договориться не может, даже считая её вредной. И вместо зрелого самонаблюдения и ответственного выбора - запускается бесконечный цикл вины и наказания. Говорит себе человек с позиций внутреннего полицейского: больше не кури. Или там - не ешь шоколадок. И от строгости этих запретов самому же становится и грустно, и стыдно, и унизительно, и чем-то же надо себя утешить, облегчить эти внутренние переживания. Чем? Съесть шоколадку, закурить. Эндоморфин выделился - утешился, стало легче. А потом себя ругать и винить - опять, мол, сорвался. А тут еще окружающая среда подключается и запугивает со всех пачек: КУРЕНИЕ УБИВАЕТ! Весь мир мне угрожает и хочет моей смерти - как тут не закурить? Тем более когда запреты звучат извне - им гораздо легче делать назло. И себе хуже. Чтобы себя пожалеть и утешить. Опять же сигареткой.

Так на кого это рассчитано тогда? На тех, кто не курит, подумывает закурить, а тут увидит и испугается? Смешно же. Да и неправда. Не обязательно курение убивает, и всем это очевидно. А уж ложным угрозам виртуальных "родителей" и вовсе не грех сделать назло.
odnako: (Default)
Больше ада! Больше оскорбленных чувств! Мы уже слышали, что песни и пляски подрывают духовные основы общества, про храм как "чужую территорию" и святое право верующих "защищать себя" (валяйте, православные, вон и оружие легализуют скоро), про мировой заговор с целью дискредитации РПЦ, про "пусть бы попробовали в мечети или на могиле вашей бабушки". Про "чтобы другим впредь неповадно" меня особенно радует. Что еще услышим? Кстати, читаю прямо сейчас прямую трансляцию обвинительной речи прокурора и адвокатов потерпевших - какой-то хтонический ужас, это даже не смешно. 

А я тем временем вам расскажу про механизм психологической защиты под названием идентификация с агрессором.

Когда нам угрожает что-то страшное, и победить это или избежать встречи нет никакой возможности - есть еще один способ справиться с тревогой: самому стать этим.  У детей и примитивных народов этот психологический механизм проявляется в явном перевоплощении. Дикари перевоплощаются в страшных духов в ритуальных танцах. Дети исполняют роль пугающей фигуры в играх, или, пострадав от насилия сами, проявляют насилие к тем, кто слабее. Это позволяет овладеть ситуацией и справиться с тревогой, буквально побыв в шкуре того, кто пугает тебя. Это способ ассимилировать травматический опыт.
Впрочем, не только травматический. Идентификация с агрессором как примитивный способ ассимилировать любое фрустрирующее воздействие (например, критику) - свойственна детскому этапу развития личности. Ребенок, которому сделали замечание - будет делать такие же замечания другим детям, своим игрушкам, и т.п. Он уже может связать критику с определенным поступком, но силы личности пока недостаточно для внутреннего восприятия: "это сделал Я". Поэтому объект критики выносится вовне, экстернализируется, а ребенок идентифицируется с критикующей фигурой. Так этот опыт легче пережить и усвоить. А потом, постепенно, внешняя критика становится самокритикой, и человек зрелый уже имеет собственную совесть, а также развитую функцию "Я" (ЭГО), позволяющую делать выбор, где лучше внутреннего критика послушать, а где - собственные потребности, и как это сделать без разрушения собственной (и чужой) личности.

Впрочем, не у всех одинаково это происходит. У иных людей эмоциональное развитие остаётся на уровне трехлетнего ребенка. Появляется, скажем, некая сила, которая изрекает нам всем какую-нибудь невиданную доселе претензию. Что теперь в УК будут статьи "богохульство" и "кощунство", а кто что вякнет - оскорбляет чувства верующих, и кара будет страшна.  Человек с развитой эго-функцией прислушивается к себе и делает собственный выбор, как к этому относиться.  А если эго-функция слабенькая и права голоса не имеет, то эта внешняя сила приобретает право голоса во внутреннем мире человека. Своего-то мнения нет, а вот авторитеты говорят, вякать нехорошо, кощунство это. А вякать же хочется. Как справиться с этим? Голос авторитета интернализируем, присвоим, чтобы он звучал с нашим в унисон, а наши собственные грешные желания - спроецируем на других. Которые посмели внатуре сделать то, что мы и хотели бы, да боимся. Ату их. Они оскорбили наши чувства. Мы такого никогда-никогда себе не позволим, и наш праведный разум кипит возмущенно по 10 раз на дню, когда мы думаем про курицу во влагалище. Каждый раз, как подумаем - так и вновь оскорбляемся, да сколько ж можно наши чувства оскорблять, мы уже на работу ходить не можем! Поэтому ты, страшная сила, накажи их, а не нас! Мы с тобою заодно. Поэтому все диктаторы всегда говорят от имени народа: они рассчитывают, что сработает именно этот механизм. И народный гнев действительно послушно будет. У части народонаселения.







odnako: (Default)
Продолжаем разговор с того места, где бросили.
Еще один распространенный способ дефлексировать - это постоянно шутить и прикалываться. В каком-то смысле, наверное, любой юмор - это дефлексия, поскольку снижает напряжение от контакта с реальностью. Но если говорить о нездоровом использовании - то речь идёт о записных остряках, которые ни о чём не могут говорить серьёзно, считают своим долгом постоянно развлекать окружающих, приставать к ним с шутливыми подначками, и т.п. Бывают, конечно, в жизни моменты, когда радость (или, наоборот, сарказм) из тебя так и прёт, и во всём видятся парадоксы и смешные стороны. Это бессознательная потребность в разрядке, и вещь прекрасная, если "без шуток не хожу" не возникает до контакта и вместо него, и не становится привычной заменой общения.

Человек может также постоянно менять предмет разговора, перескакивать с темы на тему, как бы убегая от приближения к чему-то важному. Излишнее абстрагирование, разговор "в общем" ни о ком конкретно, разговор о возможных причинах своих чувств вместо их переживания, разговор о человеке в его присутствии, вместо того чтобы прямо к нему обратиться ("я вижу, Вася хочет что-то сказать") - всё это признаки дефлексии. А как же вежливость? А всё так же. Вежливость, дипломатичность - всё сюда, это ведь тоже способы убирать из контактов излишнее напряжение. Хорошо это или плохо - зависит только от того, зачем и кому это нужно.

Для дефлексии характерны также определенные телесные проявления: избегание прямого контакта глаз, потребность сидеть боком, разворачивать корпус в сторону от собеседника, укрываться за предметами, как бы создавая дополнительные препятствия между собой и другим, теребить в руках разные предметы. Бывают также повторяющиеся ритмичные движения, "облегченный" цивилизованный аналог аутичного раскачивания, топтание на месте или что-то подобное, когда человек как будто готовится к какому-то движению, но никак не может его сделать.

Всё перечисленное было примерами уклонения от прямого контакта с другими людьми. С таким же успехом дефлексия работает на уклонение от контакта со своими чувствами. Рассеянность, "непонятливость", когда пропускаешь мимо ушей то, что тебе говорят, или не можешь этого понять, хотя всё просто - не всегда признак обычного утомления. Подсознательное нежелание сталкиваться с сильными эмоциями может буквально "выключить" человека из реальности, вплоть до внезапно навалившейся сонливости. А заговорят вокруг о безопасном - и сна ни в одном глазу.

В общем и целом, любое замещающее поведение часто считают вариантами дефлексии.  Сорвать зло на ком-то другом, поговорить со стулом вместо мамы (хотя я не уверена, что такое замещение - это дефлексия, всё-таки объект контакта присутствует). Когда говорят "он это дефлексирует" - имеют в виду любой способ избегать прямого контакта с этим явлением, направляя свою энергию на что-то замещающее или вообще иное. Будь то избирательная глухота, или желание много трындеть вместо действия, или желание что-нибудь делать, чтобы не ощущать, или есть, когда хочется секса, или говорить много о разном, избегая одной важной темы. 

Зачем люди это делают? 
Они рассеивают энергию возбуждения, потому что не могут направить её на действие. По сути в сознании человека объекта действия еще нет, но энергия уже есть. Гештальтисты называют это "проблемами в формировании фигуры", но я не хочу нагружать текст дополнительными терминами, которые могут требовать пояснения. У человека возникает неосознанная потребность, вызывающая в организме эмоциональное возбуждение. Это возбуждение надо куда-то применить. Свою истинную потребность человек не может впустить в сознание по разным причинам (внутренний запрет, страх, слишком сильные чувства, превышающие порог переносимости). Поэтому возбуждение реализуется либо в первом попавшемся безопасном, либо в привычном действии, которое уже есть в опыте и кажется социально приемлемым.

Почему люди так делают?
Прямой контакт с другими людьми или с определенными чувствами субъективно воспринимается как опасный. За прямое выражение своих чувств и желаний человек в прошлом слишком часто огребал. Поскольку этот страх возникает до того, как человек осознает свою настоящую потребность ("выделит фигуру") - он не осознаёт, чего он боится.

Что люди чувствуют, когда так делают?
Сбрасывая напряжение, которое грозит стать невыносимым, если подойти к настоящей потребности слишком близко - человек, конечно, чувствует некоторое облегчение. Но, поскольку настоящая потребность всё-таки не удовлетворяется, а суслик есть, хоть и не виден, постоянный спутник дефлексии - это скука. Массовик-затейник всегда разочарован компанией, которая недостаточно весела, хотя он так старается. Беседующий ни о чём - разочарован собеседником, с которым "не о чем говорить". Избегающему переживаний в реальном времени - кажется, что в его жизни ничего не происходит. Если человек дефлексирует реакции, которые другие люди направляют на него - он чувствует себя "каким-то не таким", не сумевшим оправдать ожиданий, скучным, неловким, незначительным, либо слишком иным и отдельным, слишком отличным от окружающих, чтобы их понимать.

Чем это плохо?
Любые защиты сами по себе не хороши и не плохи. Но при нездоровом использовании, не соответствующем нашим реальным возможностям - мы рискуем никогда не получить того, чего хотим больше всего на свете.

odnako: (Default)
Поговорим о дефлексии?
Дефлексия - это неосознанный механизм психической защиты, направленный на уход от прямого контакта с другим человеком или с собственными чувствами. Самый распространенный механизм в среде людей культурных, вежливых и дипломатичных.

В чём это проявляется?
В склонности к пустым рассуждениям. Когда непонятно, зачем (и кому) человек говорит то, что он говорит. Смысл сказанного, если он вообще там есть - как правило, очень плоский, часто произносятся заученные, банальные фразы, значение которых полностью стёрлось из восприятия.  Когда вам звонят с предложением услуг и прочим телефонным спамом, когда продавец заводит свою шарманку про "рады вам предложить" - уже на первых секундах можно ненароком впасть в транс от монотонных повторений бессмысленного. И вам-то ясно, что люди это подневольные, и говорят не то, что хотят, а как научили. Но часто люди предпочитают пустословие там, где от них никто (кроме собственных внутренних цензоров) этого не требует. За праздничным столом, произнося тосты и поздравления, в разного рода "светских" беседах. Говорить хоть что-нибудь - почему-то гораздо хуже, чем молчать.
Дефлексирующий человек может задавать очень много вопросов, демонстрируя заинтересованность. Он не будет говорить о себе и своём отношении, он хочет говорить только о вас. В общем, как по Карнеги: "искренне интересуйтесь другими людьми". Но интерес этот представляется тягостным - особенно для человека чувствительного. Он не навязчив, он именно тягостен своей  "правильностью".  Где вы так загорели? Ах, Испания, как интересно, долго вы там пробыли? Вам понравилось? А на экскурсии вы ездили? Каждому из нас, наверное, приходилось отвечать на вопросы о деталях своей профессии, нюансах своего хобби и проч. Бытует представление, что человеку интересно говорить о себе, поэтому расспрашивать человека о нём - это проявлять к нему вежливость и внимание. Хотя, если немного пораскинуть мозгами, становится очевидно, что нет ничего скучнее, чем рассказывать про то, что сейчас не является для меня значимым (я знаю всё о своей профессии и хобби, и в путешествии я уже БЫЛ, поэтому, если и хочу делиться - то впечатлениями, а не деталями организации). Но дело даже не в том, чтобы правильно угадать интерес собеседника. Дело в том, что дефлексирующий человек никогда не спрашивает то, что ему на самом деле интересно.

... начала писать, а надо уже убегать. Тогда продолжу вечером или завтра, сохранять черновик неохота.

odnako: (Default)
Хрупкая пугливая малютка

Ходя по информационному полю, подумала: есть такая специальная девочковая интонация - "Я пугливая, хрупкая малютка". Обычно её практикует девочка-бульдозер или девочка-танк, на худой конец - девочка - насосная станция.
Действительно хрупкие и пугливые ею не владеют, они наоборот на внешней стороне задиристы, прямы и склонны получать по ушам.

Интересно, что ни разу на моей памяти из этой инстанции - бульдозер с интонациями хрупкой малютки - не произошло что-то реально интересное.

Видимо, хрупкая и пугливая малютка - разновидность чёрной дыры: всё туда, ничего оттуда.

А вообще, хотите узнать, каков человек внутри, возьмите его наружу с обратным знаком. Это же как чеканка: что на лицевой стороне выпукло, с изнанки - вогнуто.

Поэтому по-настоящему тревожно мне за гарцующих и победоносных, за весёлых и любопытных, за упрямых и неуклонных, за тех, которые "ха! да на мне пахать... да у меня на голове можно дрова рубить!.. всё смогу, всё выдержу, отвечаю за всё"

Особенно, если при них состоит какая-нибудь хрупкая малютка. Тут уже не поможешь: съест без остатка под местной анестезией.

Матери, берегите ваших красавцев и умников мальчиков от хрупких и пугливых малюток. И красавиц-умниц девочек тоже: в качестве подружек хрупкие малютки тоже неплохо питаются.


odnako: (Default)
Потому что информация - это главная точка уязвимости. И её свободное распространение.

Общая закономерность для любой системы: чем избыточнее объем информации и больше возможностей контролировать её достоверность - тем устойчивее и адаптивнее система, в том числе в экстремальных ситуациях (когда этот избыточный объем и пригождается, чтобы быстро принять решение). Чем меньше человек разбирается в каком-то вопросе, чем меньше у него информации - тем больше вероятность, что необходимость что-то по этой теме срочно решать его психически надломит.  Вплоть до нервно-психического расстройства. Проверено клиническими исследованиями (хотя и на уровне здравого смысла это очевидно).

Очевидно, что устойчивость любой диктатуры обеспечивается не только ограничением всяких физических свобод, но и ограничением свободных потоков информации.

И, кстати о птичках, давно ли у нас законодательно запрещена порнография? Вроде, не было такого закона. Запрещено незаконное распространение, пропаганда среди детей, и проч. То же самое с насилием и прочим. Хотя здесь я не в курсе, как всегда, не имею информации :)
Блин, сколько всего ненужного и неинтересного теперь придется знать, чтобы здесь жить.
odnako: (Default)
Определенно, в коллективное бессознательное надо верить. Только я задумалась об агрессии по своим сугубо личным причинам - и обнаруживается, что об этом уже много кто подумал до меня. Да и тема в наше время актуальная.

Во-первых, [livejournal.com profile] la_scandinavia кинула мне замечательный кусок текста про выплескивание чувств в терапии - прямо первым комментарием к прошлому посту.
И во-вторых, Людмила Петрановская написала замечательную статью про агрессию в нашей с вами российской реальности:
http://www.nsad.ru/index.php?issue=13§ion=10029&article=2286

Я вот не пойму: эта идея про то, что "чувства надо выражать" - она каким образом превратилась в идею, что выражение любого чувства - важнее, чем все обстоятельства этого акта, вместе взятые? Типа, главное - проср выразить, а где, с кем и как - это уже мелочи. Ну, извините, давайте на простой грубой метафоре: надо человеку выделять из себя конечные продукты обмена веществ? Конечно, надо, и это - естественная потребность. И если барышня перестанет какать - она от этого не станет принцессой, а заболеет, а то и умрёт. Но следует ли из этого, что удовлетворение этой естественной потребности - уместно в любом месте, в любой форме и в любое время по факту её возникновения? Нет, не следует - и на это прямо указывает наличие запирающих сфинктеров в организме и туалетов - в культуре. Конечно, иным принцессам для здоровья и трехведерная клизма не помешает, но, с другой стороны, если я у себя в гостиной на полу обнаружу кучу дерьма - я вряд ли порадуюсь, что кто-то свободно удовлетворил свою естественную потребность.
То же самое с эмоциями, абсолютно то же самое. Мы за миллионы лет эволюции обросли корой головного мозга вокруг лимбической системы - и, наверное, это было не зря. Наверное, это мы затем сделали, чтобы, когда лимбическая система генерит эмоцию - она не превращалась сразу в двигательный акт, а осознавалась, как минимум. Чтобы человек мог решить - какой поступок уместен в данных обстоятельствах. А может быть, и никакой неуместен. Может быть, эту эмоцию вообще не надо выражать в явном поступке. Может быть, её надо придержать внутри и сублимировать во что-нибудь. В то же творчество, например. Сложность и многогранность функциональных связей в человеческом мозге обеспечивает нашим чувствам разнообразие, утонченность, глубину. Откуда эта странная идея, что любое сдерживание - неполезно?

Мне вообще кажется, что привычные эмоциональные реакции по большей части объясняются не особенностями эмоциональной регуляции, которые якобы нельзя контролировать, а культурой. Что можно и принято, а что - нет. В чистом виде наполненность суперэго, правила и нормы. Если работать в толпе локтями и издавать змеиное шипение, а то и оскорбления произносить - в принципе допустимо, - то мы и будем так делать. Ну да, некрасиво, ну да, неприятно, но понятно и простительно, устали люди, с работы едут. А если внутренний, моральный запрет на такие проявления более строгий - что, люди будут терпеть и потом от злости лопнут? Да ничего подобного. Они будут искать иные, культурно приемлемые формы выражения агрессии. Группы эмоциональной разрядки, просто иные бытовые привычки и способы отстаивать свои потребности, чтобы агрессия не копилась. Спорт, в конце концов. И от культуры выражения агрессии, принятой в обществе, зависит, будет ли это выражение здоровым, или будет дополнительно травмировать тех, кто и так с детства потравмирован, и самоконтроль потому слабенький.

odnako: (Default)
Нынче "держать в себе" не модно. Благодаря популярности экспрессивных видов психотерапии, считается, что чувства и по жизни полезно выражать. Особенно если они агрессивные. Идея о праве свободно и бесконтрольно злиться, не переходя границ закона - почему-то была воспринята некоторыми очень охотно и радостно. Это я, типа, потому назвал тебя хорьком вонючим и прочими словами, что имею право на чувства.
Мне одной кажется, что кое-кто чего-то явно недопонял?

Злость в природе нужна, чтобы мобилизовать организм на достижение цели. Защитить себя, отстоять свои потребности, догнать добычу, наконец. Когда цель достигнута - норадреналин больше не надо вырабатывать, повышенная активация не нужна, всё. И злость постепенно утихает, взамен приходит чувство облегчения. Волк спокойно ложится и грызет свою кость, добытую в честной схватке с конкурентом.

В культурной человеческой среде от гнева, который не достиг цели (пусть даже субъективно значимой) - точно так же никакой пользы, один вред: разрушение зубной эмали, дурной цвет лица и испорченные отношения с окружающими. В первую очередь важно, правильно ли выбран, собственно, объект. Если вы год мечтали, как скажете начальнику всё, что о нём думаете, и потом уволитесь, и вот, наконец, подписываете заявление и говорите - вы достигли цели. Вам станет легче. А если вы, сидя на ненавистной работе, "свободно выражаете гнев" в сетевых перепалках - легче вам не станет. Ну, вернее, станет немного на то время, что вы вымещаете свою злость на незнакомых людях. Но завтра ваша злость созреет снова, и снова вам потребуется сбросить напряжение, и она никуда не денется до тех пор, пока не будет направлена на цель. Более того, привычка к вымещению приводит к тому, что злости становится не меньше, а больше: другие ведь и ответить могут. Добавив что-нибудь своё еще, что по своим адресам не выразили. И со всем этим вам придется справляться и тратить куда больше энергии, чем, возможно, потребовалось бы на адресное действие. Иногда пользу приносит выражение злости на эрзац-объект, например, в психотерапии можно сказать маме на пустом стуле всё, что не сказано в детстве, потому что настоящей маме уже смысла нет. Или побить ногами грушу в спортзале, представляя себе образ начальника. Но это всё равно - суррогат того самого, целевого объекта. А не просто так выражение злости на кого попало и неизвестно зачем.

Но, допустим, объект выбран верно. Вот этот конкретный чувак нагло ущемил ваши интересы. Отнял косточку. Вы разозлились, защелкали зубами и восстановили статус-кво. Косточка снова ваша. Волк бы успокоился. Но человек - он сложный. Бывает, косточку отстояли - а счастья нет. Не хватает чего-то. Морального, видимо, удовлетворения. Хочется, чтобы обидчик не просто ушел без косточки, но уполз на брюхе, обливаясь слезами. Посыпал голову пеплом и испарился. Короче, непонятно, что конкретно нужно, но гнев почему-то направляется не на поступок, а на личность и достоинство человека. Люди вообще слишком разные и мешают друг другу.  Готовы ли вы убивать, чтобы вам стало комфортнее жить? Нет? Цель другая? А какая? Только не говорите мне, что косточка, она уже у вас. А иногда и косточки никакой нет, и делить, в общем-то, нечего.
Помню, мне на одной психологической группе девушка говорит: ты меня раздражаешь. Ну круто, я отвечаю, а с какой целью ты сообщаешь мне эту ценную информацию? Чего ты от меня хочешь? Ну ничего, но я же могу на группе свободно выражать свои чувства, вот и выражаю. Видимо, ей казалось, что свободное выражение таких вот чувств - это необходимо, достаточно и правильно, и больше ничего не надо. Типа, это решение проблемы, или по крайней мере начало решения ))) Предполагается, что я, узнав о том, что моя личность её раздражает, стану что-то с этим делать. Не стану. Ни на группе, ни в жизни никто не станет. А если наезжают на личность - человек еще и защищаться будет. Независимо от степени собственной правоты. Поэтому человек, чья цель в конфликте достигнута - всегда даст оппоненту возможность сохранить лицо. А вот если цель не достигнута - хочется ругаться и ругаться, унижать и унижать. Тогда в этом ли человеке всё дело? Может быть, цель и настоящий объект - опять где-то за пределами этого взаимодействия? И выход - опять же психотерапия, а не "право на чувства", понимаемое как право хамить в маршрутках, если плохое настроение? 

P.S. Я сейчас тоже вымещаю, да :)


odnako: (Default)
Сейчас ведутся разные разговоры вокруг этих событий с пусями, часами патриарха, поп-молебном Фили Киркорова и прочими свидетельствами того, что православная церковь как властный институт оборзела уже до последней крайности. И, как обычно, сочувствующие упоминают "оскорбление чувств верующих".  Я внезапно подумала: что это за чувства такие, которые так легко оскорбить? Разве истинную веру можно чем-то оскорбить? А вот чувства, сопровождающие процесс идеализации (основная психологическая защита при нарциссизме, кста) - оскорбляются легко и даже ненамеренно. Чуть где реальность перестала совпадать с высокими идеалами - и такое это оскорбление, ну такое прям оскорбление, что живым никто не уйдёт. А что вокруг другие люди, не знающие об этих идеалах (не говоря уж о том, что не обязанные им соответствовать) - это во внимание не берётся. И вообще, идеализация - это защита от невозможности полюбить и принять реальность. И человека. И себя. Такими, какие есть.

Гордыня, то есть. И нарушение второй заповеди. От этого и Люцифер плохо кончил, да.

odnako: (Default)
Продолжаем разговор. По просьбе[Bad username or site: lelleo @ livejournal.com] попробую собрать в кучку свои мысли о манипуляциях, свойственных шизоидам. Сначала задача показалась мне тривиальной: чем более у человека разрушено "Я" и доверие к миру - тем более сложные и неадекватные способы он выбирает для удовлетворения своих потребностей. И выбор тут небольшой: отказ от своих желаний или попытки заставить других выполнить желания, причем так, чтобы ничем не рисковать, как будто они сами так хотели, а я ни при чём. Но потом я подумала, что рискую впасть  в излишние обобщения и смешать в кучу манипуляции, которые могут быть свойственны кому угодно, и характерные именно для шизоидных личностей.
Поэтому я ограничусь двумя ключевыми факторами, определяющими манипуляции шизоидов: пассивная агрессия и проективная идентификация.
Про то, что шизоидам бывает свойственна пассивная агрессия - я уже вкратце писала. Выражаться это может, например, в том, что шизоид уходит из общения или демонстрирует отчуждение именно тогда, когда вы настроены пообщаться и никакого зла за собой не помните. Вчера еще общались нормально, а сегодня - здрасьте, пожалуйста, он делает морду тяпкой и ведёт себя так, как будто знать вас не хочет. Если вы человек простой, здоровый и не склонный к сомнениям и чувству вины на пустом месте - вы подходите и прямо спрашиваете: что это за нафиг? И может так оказаться, что ничего. Вообще ничего. Просто шизоиду показалось, что вдруг вы сами его отвергаете и знать не хотите, так он гордый и не будет навязываться. То, что это - его собственная агрессия и желание отвергать, бессознательно спроецированные на вас - объяснять не надо, правда?  Но ему ведь действительно так показалось, а шизоид очень чувствителен к отвержению, даже если оно существует только в его голове, и сразу же реагирует уходом и ответным (но в реальности - превентивным!) отвержением.  Только так он вам это откровенно и рассказал, щаз. В реальности вы можете получить ответ, что ничего, мол, не случилось, это вам показалось, лечите собственные глюки. Или кто хочет общаться - тот пусть общение инициирует, а он не то чтобы хочет, он в принципе не против. Типа, если он, шизоид, вам зачем-то нужен - он вам, так и быть, не откажет, а ему самому ничего от вас не нужно (конечно, потому что признать собственную потребность в другом человеке - это риск быть отвергнутым, а он с детства помнит, что это больно). И это при том, что, даже тщательно скрывая собственный интерес, человек незаметными (и часто очень тонкими) приемами пытался до этого вас заинтересовать, привлечь, вызвать на общение.
А теперь прикиньте, как скоро после таких финтов ушами вы пошлете такого человека в пешее эротическое? И пойдете искать себе более благодарных собеседников - которые хотя бы желают с вами общаться и не видят причин это скрывать? То есть сделаете именно то, чего шизоид изначально опасался с вашей стороны - отвергнете его. Ага, он так и знал, мир опасен, люди злы. Profit. Так работает проективная идентификация - психологическая защита, основанная на том, что человек бессознательно вызывает в людях те реакции, которые для него привычны и ожидаемы (но совсем не желательны, механизм бессознательный!)

Что-то похожее есть у мазохистов: вызывать в окружающих гнев, раздражение и прочий негатив, а после этого охотно демонстрировать позу невинно пострадавшего. Но тут есть разница. Механизм пассивной агрессии мазохиста - через демонстрацию собственных страданий вызвать у "агрессора" чувство вины, и тем самым одержать над ним моральную победу. Шизоиду не требуется ваше чувство вины и моральное превосходство над вами (если, конечно, в личности не сочетаются одновременно шизоидные и мазохистические черты, что часто бывает, но пока отделим).  В идеале шизоиду требуется подтверждение, что он вам безусловно всегда будет нужен, вы всегда будете рядом, когда потребуетесь, не будете при этом навязываться, и не причините ему зла. Поэтому бессознательными манипуляциями с дистанцией шизоид пытается получить подтверждение, что его хотят и ценят, даже если он не прикладывает никаких усилий к установлению контакта. Ну, похоже на грудного ребенка, да? Ему ничего не надо делать, достаточно просто быть, а мама должна сама подходить, угадывать, чего он хочет, удовлетворять эти потребности и ничего не требовать взамен. А кто бы отказался, интересно? Мне кажется,  этот самый первичный нарциссизм живёт в каждом человеке как идея первозданного рая, а? Просто люди, когда вырастают и проходят через кризисы - понимают, что свои потребности придётся удовлетворять частично самим, частично - с помощью других людей, делая их близкими и отдавая что-то взамен, и это прикольно, если есть ресурсы. А вот если безусловной любви недодали - то откуда ресурсу взяться? Приходится экономить и добирать.

Всё пока. Думаю, это не единственное, что можно сказать о шизоидных манипуляциях, но надо еще осмыслить.

odnako: (Default)
А как вы думаете, какой человек никогда не смог бы стать практическим (помогающим людям) психологом? Как бы он этого ни хотел и сколько бы ни учился. Есть такие люди?
Интересно ваше мнение.
odnako: (Default)
Вот что на этот счет пишет восторженная Мак Вильямс:

 Главное достоинство изоляции как защитной стратегии состоит в том, что, позволяя психологическое бегство от реальности, она почти не требует ее искажения. Человек, полагающийся на изоляцию, находит успокоение не в непонимании мира, а в удалении от него. Благодаря этому, он может быть чрезвычайно восприимчив, нередко к большому изумлению тех, кто махнул на него рукой как на тупого и пассивного. И, несмотря на отсутствие склонности к выражению собственных чувств, такой человек бывает очень восприимчив к чувствам других. На здоровом конце шизоидной оси мы находим людей, выдающихся своей креативностью: художников, писателей, ученых-теоретиков, философов, религиозных мистиков и других высокоталантливых созерцателей жизни, чье свойство находиться в стороне от стереотипов дает им способности к уникальному неординарному видению.
...
Наиболее адаптивной и волнующей способностью шизоидных личностей является их креативность. Большинство действительно оригинальных художников имеет сильный шизоидный радикал почти по определению, поскольку они должны противостоять рутине и вносить в нее новую струю. Более здоровый шизоид направит свои ценные качества в искусство, научные исследования, теоретические разработки, духовные изыскания. Более нарушенные индивиды данной категории пребывают в своем личном аду, где их потенциальные способности поглощаются страхом и отстраненностью. Сублимация аутистического ухода в творческую активность составляет главную цель терапии с шизоидными пациентами.


Существует и другое мнение. Креативность, свободное творческое самовыражение - напрямую связано с эмоциональной спонтанностью. Даже сублимация, переработка чувств в творческий продукт - всё равно требует контакта с ними, а не подавления. Творчество - это отдавать что-то своё вовне. А с эмоциональной спонтанностью у шизоида - сами понимаете. Спеть - в горле зажим, про станцевать тем более молчу, про театр даже не заикаюсь. Нарисовать - тоже чувства выразить, и все это увидят (кстати, у меня в детстве была компульсивная потребность постоянно что-то рисовать на полях, не задумываясь, какая-то продукция бессознательного, но показать это кому-то - боже упаси, и я до сих пор немного побаиваюсь арт-терапии). Написать - еще куда ни шло, но что ты напишешь, что ты вообще знаешь о жизни, если ты её всё время боишься? В общем, мнение такое, что шизоиды могут быть креативными либо за счет компенсаторной обостренности каких-то свойств (как аутисты, например, могут иметь уникальные математические или музыкальные способности, а в остальном - задержка развития), либо после работы над собой, когда научатся без страха выражать чувства и выразят, наконец, то, что в себе варили.

Какое мнение правильное - не знаю, решайте, какое вам ближе :) Я лично так думаю. Исходно, по конституции шизоиды - очень чувствительны. Потому и получаются шизоидами, что для них слишком сильно то, что для других - нормаль. С одной стороны, нервная возбудимость, которую человек вынужден компенсировать предельным торможением и "притуплением" - это слабость и неустойчивость, но с другой стороны - ресурс. И если не отращивать шкуру, как у броненосца, а выработать более эффективные и гибкие защиты, и научиться самоподдержке - можно эту чувствительность перенести поближе к поверхности и использовать на благо себе и другим в любом виде творчества. Опять же, научившись спонтанности и расслаблению, шизоид не теряет способности мгновенно переключаться в наблюдательную позицию по отношению к себе, не отдаваясь импульсу, это у него на автомате. А такая способность - полезна во многих случаях, например, практическому психологу - очень даже пригодится для навыка контейнирования (т.е. способности выдерживать чужие чувства и собственное напряжение, не отвергая их, но и не заражаясь, а возвращая полезную реакцию). Есть люди, вообще не умеющие останавливаться и разглядывать себя изнутри, и есть даже те, которые никогда не научатся.
Но всё-таки я бы не стала считать креативность - отличительным признаком любого шизоида. Если человек погружен в себя и что-то там обдумывает - вы не знаете, что именно. Это может быть как гениальное изобретение, так и нехитрая мысль "всех убью, один останусь".

odnako: (Default)

Некоторое время назад, когда в башке моей было гораздо меньше информации, и была радостная готовность всё принимать на веру - услышала я, что внутренний мир шизоида - это целостное self, и основная проблема шизоида - это его хрупкость, и поэтому он вокруг этого self выращивает очень толстые, непробиваемые границы, и это основная проблема, а так всё нормаль. Помню, даже на доске яйцо такое было нарисовано: толстые-толстые стенки, а в центре - буква "Я", прекрасная и нерушимая. Не знаю уж, хотел ли этого преподаватель на самом деле (предмет был вообще не про это, и возможно, образ нёс совсем другой смысл) - но я это восприняла так, что шизоид внутри гармоничен и прекрасен, и ничто дурное к нему не липнет, и никакому влиянию он не подвержен, просто мир для него опасен, потому что может разрушить эту хрупкую гармонию. Вопроса, откуда там возьмется гармония при разрушении базового доверия  - как-то не возникло, слишком уж образ был красив. Правда, я недолго пребывала в иллюзиях.

С. Джонсон в своей "Психотерапии характеров" озаглавил главу про шизоидов словами "ребенок, которого ненавидели". Это очень сильно, и, по-моему, организовать своему ребенку шизоидную травму могут и вполне любящие (по-своему) родители. Но суть в следующем: холод, отвержение, враждебность, помимо того, что вызывают у ребенка защитное отчуждение - еще и интроецируются им, то есть вбираются как часть Я, и в дальнейшем формируют у человека модель отношения к себе. И выглядит эта модель как глубокая убежденность: я не нужен, я не имею права жить. Вряд ли это осознаётся как убеждение (по крайней мере, если личность достаточно сохранна). Я вот, скажем, по многим признакам имею шизоидную травму в анамнезе, но если меня спросить, имею ли я право жить, я скажу - конечно, имею, и не дождетесь! Более того, я люблю жизнь. Но при этом мне хорошо знакомо ощущение - иногда смутное, а иногда очень ясное, - что со мной что-то не так. Я какая-то не такая, как все (в плохом смысле). Что именно не так - я не знаю, локализация этого "не так" определяется с трудом, и не имеет отношения к родительским внушениям типа "ты ни на что не годишься, и руки у тебя из жопы" - хотя, конечно, подобные внушения хорошо ложатся на исходную шизоидную травму. Но нет, вроде бы и глупые внушения давно отброшены, и нет никаких причин считать себя ущербной, но то причины объективные, а субъективно - все могут, а я не могу. Все достойны счастья - а я не очень. И если я буду активно проявляться - со мной непременно что-то случится, и я с этим не справлюсь. Не справлюсь со своей же собственной жизнью. Что именно случится, с чем не справлюсь, в чем я хуже или слабее других? На эти вопросы нет ответов. Более того, многие шизоиды выглядят вполне довольными собой, и за счет опоры на интеллект и рационализации - знают "правильные" ответы на подобные вопросы, а за счет привычки отщеплять себя от чувств - убеждены, что именно так они и ощущают, как думают. И о принятии себя, и о мире как отражении, и о всякой такой байде расскажут всё правильно. Но это не мешает им ощущать тревогу и страх в большинстве социальных и личных ситуаций, там, где другие расслаблены и не задумываются вообще. Не что-то конкретное опасно (с конкретными страхами как раз легче), опасен мир вообще. Он может тебя разрушить. Иррациональность этого страха (когда умом ты понимаешь, что причины нет, и тренировка социальных навыков помогает очень мало) - указывает на то, что травма довербальная, очень ранняя.  В результате очень многие вещи приходится делать просто через страх. Боишься и делаешь. Или, если ресурса мало и нет поддержки ниоткуда - сидишь в норе и не делаешь.

Надо сказать, что шизоид проецирует на окружающий мир большую часть собственной злости (а злости внутри очень много, ужас и злость - первые естественные младенческие реакции на отвержение). Что заставляет его часто видеть враждебность там, где её нет. При этом культивируется образ себя как человека мягкого, спокойного, не обижающего людей понапрасну, если они сами не нападают. Тут надо понять: в этом нет никакого лицемерия, самообмана. Шизоид действительно верит, что он - относится к людям по-доброму, а собственные вспышки ярости воспринимает как "овладевающие" им, как какую-то субличность, которая в нём живёт отдельно от основного "Я". Опять же, у шизоидов - очень глубокий внутренний запрет на открытое выражение агрессии. Поэтому его злость может, никак не выражаясь внешне и не касаясь других людей, обращаться в фантазии о мщении, о каком-то реванше, либо просто в садистские фантазии, а также - в аутоагрессию, то есть в саморазрушительное поведение. Некоторые шизоиды пограничного спектра могут себя резать, наносить себе какие-то повреждения, особенно есть шизоидная личность сочетается с истерической. Ну а в самом "нормальном" случае агрессия, не выраженная открыто, выражается в скрытой форме - в виде манипуляций. Пассивная агрессия - все, наверное, с этим встречались. Когда человек ничего вам явно не говорит, но ведёт себя так, что вы чувствуете себя дерьмом, а от объяснений уходит в обиженную позу, а что вы ему сделали - да хрен знает, может, и ничего, но вдруг сделаете :) Поэтому принять собственную злость, интегрировать её как часть себя, дать себе и другим право свободно злиться, и не ждать, что от этого мир рухнет на голову - для шизоида значительный шаг в личном развитии.

Надо сказать, что шаги в личном развитии (в терапии, например) могут у шизоида сопровождаться сильными аффектами, когда человек начинает соприкасаться с задавленными ранее чувствами. А до этого основной фон настроения у шизоида - умеренно депрессивный. Человек не может избирательно подавлять чувства: плохие убрать, а хорошие оставить. Возможно только подавить все одновременно. Последствия этого - устойчивая недиффиренцированная тревога и невозможность испытать что-то действительно сильное, яркое. Ни горе, ни радость. Шизоид даже в депрессию толком погрузиться не может: для этого надо отпустить хотя бы печаль и позволить себе уйти на дно. Страх - это вообще сильная, древняя эмоция, и он действительно блокирует всё остальное. А когда он становится хроническим - получается такая вот фигня :(

Чё-то, блин, какой-то триллер получается, ну, вы понимаете, да, что сила травматизации может быть разной и по-разному влиять на людей, плюс накладывается более поздний жизненный опыт? Я вот тоже отчасти шизоид, но я - чудо и зайка, вы не согласны? :)
Кстати, говорят, из шизоидов часто получаются хорошие психологи, за счет... ладно, это я потом напишу. И про аспонтанность и креативность еще хотела, тоже потом.

odnako: (Default)
А давайте я вам расскажу? А то в комментариях вопрос подняли, да и мне полезно в голове уложить кое-что. У меня лучше укладывается, когда я в тезисной и популярной форме излагаю кому-то другому.

Вводная. Я пишу не о психах (хотя о них могу тоже). И вообще не о клинике. И даже не об акцентуациях, наверное  (акцентуация - это излишняя заостренность характера, пусть и в пределах нормы). Я о характере вообще, как о векторе, и если тут кто-то думает, что он - нормальный, и к нему это не относится - так он ошибается :) Наш характер определяется сочетанием врожденных качеств и особенностей развития. В зависимости от того, как сильно и разнообразно нас травмировали и обижали, и насколько мы были к этому конституционально чувствительны - будет зависеть выраженность характерологических особенностей. Если обижали предельно сильно, да и почва была благодатная (генетическая отягощенность, например) - получается психическая болезнь или пограничное расстройство личности, а если так, позволили выжить относительно сохранными и вложили некоторый ресурс любви - то получаемся мы с вами. В разных вариантах :) Чем "сглаженнее" и гибче личность, без ярко выраженных характерологических свойств - тем считается "здоровее". В некоторых подходах. Но это, сами понимаете, сферический конь в вакууме, а мы - живые и разные.

Итак, шизоиды. Шизоидный радикал формирует очень ранняя, самая ранняя травма. От 0 до года. Травма базового доверия к миру. Грудной ребенок нуждается в постоянном внимании и заботе, но исследования показали, что даже совсем маленький, который, кажется, ничего еще не понимает - уже может различать (причем буквально кожей) не только то, удовлетворяются ли в принципе его потребности, но и КАК они удовлетворяются. С любовью или нет. То есть проявляет чувствительность к отношению, выражаемому через прикосновения и эмоциональный контакт. А что будет, если потребности грудного ребенка удовлетворяют с большим опозданием, выходящим за его предел переносимости (а этот предел для маленького ребенка наступает очень быстро, это вопрос даже не часов, а минут)? Если мать редко берет его на руки, например? Или делает всё, что нужно - но она холодна и равнодушна? Или, скажем, это не всегда мать, а нянька, и нянька плохая, которой пофиг? Что с таким ребенком будет? Адаптивных стратегий у младенца - почитай и нет никаких, не выросли пока. И по сути единственно возможная стратегия, она же психологическая защита в таком случае - носит название примитивная изоляция. Уход в себя. Имеется в виду изоляция себя от своих же непереносимых чувств, отказ от активного контакта с реальностью. Если моя потребность в материнском тепле не может быть удовлетворена, и я никак не могу повлиять на это - тогда я лучше отключу свои эмоции, замру, застыну телесно и чувственно, перейду в режим сохранения энергии. Потому что крик и требования ничего не дали, а силы не бесконечны, и надо выжить. Особенно если темперамент врожденно слабый, и толерантность к фрустрации низкая (самые классические шизоиды получаются из меланхоликов). Пока внутренний мир маленький и ничем не наполнен - ребенок "уходит в себя", просто блокируя телесную и эмоциональную подвижность. По мере того, как вырастает - уходит от реальности в мир своих фантазий. И способность отделять себя от собственных же чувств - остаётся и развивается как привычная стратегия. 

Даром это, конечно, не проходит. Что в итоге вырастает? Вырастает внешне якобы "бесчувственный" человек, с подавленными (и за счет подавленности - очень потенциально сильными, взрывными) чувствами, и самые яркие, определяющие чувства во внутреннем мире шизоида - это ужас и злость. Привычный ужас от того,  что мать его бросила, переросший в ужас перед миром. И злость - как естественная реакция на постоянную фрустрацию потребностей. Но ни ужаса, ни злости сам шизоид не только другим не демонстрирует, но и в себе часто не осознаёт.

Как внешне выглядит классический шизоид?

- Видна общая скованность, неграциозность, отсутствие спонтанности в движениях. В теле очень много мышечных зажимов, заметны сжатые, напряженные плечи и шея. Часто не способны полноценно дышать, глубокий вдох даже иногда может вызывать боли в диафрагме. Кожа бледная, часто холодные конечности; вегето-сосудистая дистония  - их привычное состояние. Бывают проблемы с суставами.  По конституции - скорее будут худыми, чем полными, но худоба не всегда изящная, довольно характерная черта - отсутствие явно выраженных вторичных половых признаков, то есть тело будет такое аморфное, вялое, никакое. При сильно выраженной шизоидной травме в теле бывает заметна явная асимметрия - например, непропорционально большая голова, или раздутая грудная клетка при тонких неустойчивых ногах, или сильная асимметрия в лице, или еще что-нибудь странноватое. На крайняк просто сколиоз, но у кого его нет. Лоуэн еще отмечает как признак избыточный рост волос на лице и теле у женщин - меняется гормональный фон от хронического стресса. Бывает заметен глазной блок - это даёт неподвижный взгляд, как бы застывший от ужаса.

- В поведении - это такой "сухарь", который или вообще будет избегать лишних контактов с людьми, или диапазон его способов общения будет ограничиваться разговорами "об умном". Интеллектуализация - это та зрелая защита, которую часто выращивает умный шизоид поверх своей основной примитивной изоляции от чувств, поэтому на вопрос, что он чувствует, он всегда будет отвечать, что он думает, или что он думает, что чувствует, или что по логике вещей нужно чувствовать в этом случае, или что ваш вопрос не имеет смысла. Еще, помимо просто умного, шизоид может говорить о философском  и духовном, и это - тоже вариант интеллектуализации (даже со специальным названием - спиритуализация). Потому что иметь философскую концепцию и духовные интересы, даже если духовность относится к сфере чувств - гораздо безопаснее, чем осознавать и испытывать собственные эмоции. Кроме того, погруженность в религиозные или эзотерические практики изредка даёт шизоиду возможность испытывать  чувство единения, симбиотического слияния с какой-то высшей сущностью, минутные вспышки эйфории - и это заменяет ему необходимое и желанное слияние с другими людьми, и неудавшееся - с матерью.

- Несмотря на то, что шизоид удерживает и подавляет негативные чувства (позитивные - тоже) - он не оставляет впечатления мягкости и податливости. Напротив, будет ощущение, что он - постоянно внутренне напряжен и контролирует общение, шаг влево-шаг вправо - и что-то непременно случится. Или он просто уйдёт из общения, либо, если уйти ему некуда - может случиться вспышка сильной неадекватной ярости. Причем совершенно неожиданно, и на незначительный стимул. Бывает конфликтным в социальных контактах - например, начинает тут же качать права, но пороха на то, чтобы эти права докачать, как у параноида, например, - у него никогда не хватает. Вспыхивает от ярости (потому что подавленной ярости внутри очень много), хочет буквально уничтожить обидчика, но потом быстро понимает, что не сможет. И... не остывает, нет, а подавляет ярость усилием воли, опять погружаясь в свой привычный поверхностно-депрессивный фон настроения. Даже если не брать крайности - в общении можно наблюдать такие микровспышки раздражения. Шизоид в принципе мало способен адекватно выражать гнев: например, возмутиться сразу после чьей-то наглости, отчитать кого-то, а потом выяснить и помириться, и т.п. Скорее он "пропустит" реакцию на задевший его стимул, но через некоторое время сорвется на какую-то мелочь, причем это раздражение будет таким...недобрым.Как будто вы - его враг, а не добрый приятель, который просто вот чем-то задел.  В раздражении будет много, очень много, больше, чем вызвавшая причина. Это - проекция его базового недоверия к людям. Он как бы всё время бессознательно ожидает, что другой человек будет опасен, будет его отвергать, не любить, задевать. Когда зрелые защиты чуть ослабевают - он и выдает именно такую предупреждающую реакцию. После чего со страхом ждёт, когда его отвергнут в ответ. И, как правило, дожидается, потому что именно такую реакцию в людях бессознательно провоцирует. Не потому, что ему это очень нравится, а потому, что у него нет другой модели отношений. Если шизоид - очень шизоид, - у него мало или совсем нет друзей и близких. И выглядит он так, как будто ему и не нужно - но на самом деле он внутренне страдает и тоскует по нереализованной привязанности, просто эти чувства он подавляет тоже.

- Как правило, шизоид обладает сильным абстрактным мышлением, и очень слабым - предметно-конкретным, связанным с реальными объектами.

- В занятиях и отношениях может быть очень поверхностным (понемногу интересуется всем и людьми "вообще"), либо может выбирать себе одно дело жизни, достигая в нем значительных успехов. Бывает, что выбирает себе одно причудливое хобби, не имеющее особого практического смысла, например, изучение мертвых языков. Часто имеет в образе Я идею "я особенный, ни на кого не похожий" - это гиперкомпенсация идеи "я никому не нужен и не должен жить", которую бессознательно внушило ему родительское отношение.

Впрочем, о внутреннем мире  шизоида - чуть позже. Продолжение, наверное, следует. Надо продолжать-то?


odnako: (Default)
Я вот подумала: вокруг практической психологии много же разного народа тусуется. В тренингах участвуют, в терапии, да просто в тестировании, наконец. И что-то о себе узнают. И некоторое из того, что они о себе узнают - подлежит классификации и уже имеет готовый ярлычок. Темперамент, личностная акцентуация, и всякое такое. Бывает, что ярлычок не постоянный, а существует некоторое время, а потом может поменяться или ослабить своё влияние в связи с какими-то личностными изменениями - например, предпочитаемые виды психологических защит. Ну или бывает, что ярлычок весьма условен и имеет разную степень выраженности. Но какое-то время он существует и встроен же в какую-то классификацию. Так вот, хорошо бы всех этих людей учесть, внести в единую базу и снабдить всякими тегами в разрезе тех классификаций, в которых они себя знают. Разумеется, с их добровольного согласия и при активном участии. И потом надо тебе, например, в учебных целях на шизоидов посмотреть - делаешь поиск по базе и рассылаешь приглашения. Мол, не желаете ли принять участие в семинаре в качестве экспоната. Да что, в любой социальной сети - сделать несколько дополнительных полей для известных ярлычков, плюс галочку "я согласен участвовать в этом проекте", - и готова база. Красота же!
Тьфу, чушь какая в голову лезет. Да, знаю я, знаю про уникальность каждой личности и условность любых типологий. И про опасность ярлычков знаю. Вон в той же соционической тусовке примерно то же и сделано  - и очень быстро заметно, что переворачиваются понятия, и ярлык начинает управлять человеком, и вместо узнавания получаются  сплошные упрощения, и сужение восприятия вместо расширения. Но иногда так хочется! Тем более, всякие такие базы ведутся в экспериментальной психологии, просто они не для всех. А так была бы единая социально-психологическая сеть для всего, заходи любой придурок и подлец, маркетологи и политтехнологи тоже welcome. Мда. Не учла-с. Ну и ладно.
odnako: (Default)
1. Изоляция. Информационная и физическая депривация; лишение информации или строгий контроль за ней, ограничение социальных контактов.

2. Дискредитация. Лишение права на собственное понимание и мнение; осмеяние и неконструктивная критика. Демонстрация «всемогущества» насильника (в любых делах насильник старается продемонстрировать и подчеркнуть свою сверхкомпетентность, сравнивая себя с «неумехой»– жертвой, причем сравниваются как бытовые, так и профессиональные умения, или даже физическая сила. Цель таких сравнений – внушить страх, чувство несостоятельности в противовес «авторитетности» насильника).

3. Монополизация восприятия (принудительная фиксация внимания на агрессоре). Отрезание возможности устраниться из неприятной ситуации, а также восстановить психическое равновесие, в том числе оправдаться и сохранить лицо.

4. Усиление тривиальных требований (множество мелких правил, не нарушить которые невозможно, следовательно, возникают постоянные поводы для придирок, что вызывает хроническое чувство вины). Непоследовательные и непредсказуемые требования. Принуждение выполнять нелепую и бесцельную работу.

5. «Случайные индульгенции». Насильник иногда награждает свою жертву вниманием и теплыми чувствами, но делает это или редко, или непредсказуемо, или для того, чтобы подкрепить поведение, нужное агрессору, или парадоксальным и неожиданным образом – так, чтобы вызвать дезориентацию и замешательство.

6. Унижение и издевки, осмеяние в присутствии других людей. Терроризирование, неоднократное оскорбление словами и формирование стабильного чувства страха.

7. Контроль за удовлетворением физических потребностей (еда, сон, отдых и т. п.), что ведет к физическому истощению жертвы.

7. Поддержание постоянного напряжения, запугивания, угрозы.

8. Частые и непредсказуемые перепады настроения агрессора, в которых «виновата» жертва.


(вольная компиляция, по Малкина-Пых, "Психология поведения жертвы")

Profile

odnako: (Default)
odnako

May 2014

S M T W T F S
    123
4 5678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 11:36
Powered by Dreamwidth Studios