odnako: (Default)
Определенно, в коллективное бессознательное надо верить. Только я задумалась об агрессии по своим сугубо личным причинам - и обнаруживается, что об этом уже много кто подумал до меня. Да и тема в наше время актуальная.

Во-первых, [livejournal.com profile] la_scandinavia кинула мне замечательный кусок текста про выплескивание чувств в терапии - прямо первым комментарием к прошлому посту.
И во-вторых, Людмила Петрановская написала замечательную статью про агрессию в нашей с вами российской реальности:
http://www.nsad.ru/index.php?issue=13§ion=10029&article=2286

Я вот не пойму: эта идея про то, что "чувства надо выражать" - она каким образом превратилась в идею, что выражение любого чувства - важнее, чем все обстоятельства этого акта, вместе взятые? Типа, главное - проср выразить, а где, с кем и как - это уже мелочи. Ну, извините, давайте на простой грубой метафоре: надо человеку выделять из себя конечные продукты обмена веществ? Конечно, надо, и это - естественная потребность. И если барышня перестанет какать - она от этого не станет принцессой, а заболеет, а то и умрёт. Но следует ли из этого, что удовлетворение этой естественной потребности - уместно в любом месте, в любой форме и в любое время по факту её возникновения? Нет, не следует - и на это прямо указывает наличие запирающих сфинктеров в организме и туалетов - в культуре. Конечно, иным принцессам для здоровья и трехведерная клизма не помешает, но, с другой стороны, если я у себя в гостиной на полу обнаружу кучу дерьма - я вряд ли порадуюсь, что кто-то свободно удовлетворил свою естественную потребность.
То же самое с эмоциями, абсолютно то же самое. Мы за миллионы лет эволюции обросли корой головного мозга вокруг лимбической системы - и, наверное, это было не зря. Наверное, это мы затем сделали, чтобы, когда лимбическая система генерит эмоцию - она не превращалась сразу в двигательный акт, а осознавалась, как минимум. Чтобы человек мог решить - какой поступок уместен в данных обстоятельствах. А может быть, и никакой неуместен. Может быть, эту эмоцию вообще не надо выражать в явном поступке. Может быть, её надо придержать внутри и сублимировать во что-нибудь. В то же творчество, например. Сложность и многогранность функциональных связей в человеческом мозге обеспечивает нашим чувствам разнообразие, утонченность, глубину. Откуда эта странная идея, что любое сдерживание - неполезно?

Мне вообще кажется, что привычные эмоциональные реакции по большей части объясняются не особенностями эмоциональной регуляции, которые якобы нельзя контролировать, а культурой. Что можно и принято, а что - нет. В чистом виде наполненность суперэго, правила и нормы. Если работать в толпе локтями и издавать змеиное шипение, а то и оскорбления произносить - в принципе допустимо, - то мы и будем так делать. Ну да, некрасиво, ну да, неприятно, но понятно и простительно, устали люди, с работы едут. А если внутренний, моральный запрет на такие проявления более строгий - что, люди будут терпеть и потом от злости лопнут? Да ничего подобного. Они будут искать иные, культурно приемлемые формы выражения агрессии. Группы эмоциональной разрядки, просто иные бытовые привычки и способы отстаивать свои потребности, чтобы агрессия не копилась. Спорт, в конце концов. И от культуры выражения агрессии, принятой в обществе, зависит, будет ли это выражение здоровым, или будет дополнительно травмировать тех, кто и так с детства потравмирован, и самоконтроль потому слабенький.

odnako: (Default)
Нынче "держать в себе" не модно. Благодаря популярности экспрессивных видов психотерапии, считается, что чувства и по жизни полезно выражать. Особенно если они агрессивные. Идея о праве свободно и бесконтрольно злиться, не переходя границ закона - почему-то была воспринята некоторыми очень охотно и радостно. Это я, типа, потому назвал тебя хорьком вонючим и прочими словами, что имею право на чувства.
Мне одной кажется, что кое-кто чего-то явно недопонял?

Злость в природе нужна, чтобы мобилизовать организм на достижение цели. Защитить себя, отстоять свои потребности, догнать добычу, наконец. Когда цель достигнута - норадреналин больше не надо вырабатывать, повышенная активация не нужна, всё. И злость постепенно утихает, взамен приходит чувство облегчения. Волк спокойно ложится и грызет свою кость, добытую в честной схватке с конкурентом.

В культурной человеческой среде от гнева, который не достиг цели (пусть даже субъективно значимой) - точно так же никакой пользы, один вред: разрушение зубной эмали, дурной цвет лица и испорченные отношения с окружающими. В первую очередь важно, правильно ли выбран, собственно, объект. Если вы год мечтали, как скажете начальнику всё, что о нём думаете, и потом уволитесь, и вот, наконец, подписываете заявление и говорите - вы достигли цели. Вам станет легче. А если вы, сидя на ненавистной работе, "свободно выражаете гнев" в сетевых перепалках - легче вам не станет. Ну, вернее, станет немного на то время, что вы вымещаете свою злость на незнакомых людях. Но завтра ваша злость созреет снова, и снова вам потребуется сбросить напряжение, и она никуда не денется до тех пор, пока не будет направлена на цель. Более того, привычка к вымещению приводит к тому, что злости становится не меньше, а больше: другие ведь и ответить могут. Добавив что-нибудь своё еще, что по своим адресам не выразили. И со всем этим вам придется справляться и тратить куда больше энергии, чем, возможно, потребовалось бы на адресное действие. Иногда пользу приносит выражение злости на эрзац-объект, например, в психотерапии можно сказать маме на пустом стуле всё, что не сказано в детстве, потому что настоящей маме уже смысла нет. Или побить ногами грушу в спортзале, представляя себе образ начальника. Но это всё равно - суррогат того самого, целевого объекта. А не просто так выражение злости на кого попало и неизвестно зачем.

Но, допустим, объект выбран верно. Вот этот конкретный чувак нагло ущемил ваши интересы. Отнял косточку. Вы разозлились, защелкали зубами и восстановили статус-кво. Косточка снова ваша. Волк бы успокоился. Но человек - он сложный. Бывает, косточку отстояли - а счастья нет. Не хватает чего-то. Морального, видимо, удовлетворения. Хочется, чтобы обидчик не просто ушел без косточки, но уполз на брюхе, обливаясь слезами. Посыпал голову пеплом и испарился. Короче, непонятно, что конкретно нужно, но гнев почему-то направляется не на поступок, а на личность и достоинство человека. Люди вообще слишком разные и мешают друг другу.  Готовы ли вы убивать, чтобы вам стало комфортнее жить? Нет? Цель другая? А какая? Только не говорите мне, что косточка, она уже у вас. А иногда и косточки никакой нет, и делить, в общем-то, нечего.
Помню, мне на одной психологической группе девушка говорит: ты меня раздражаешь. Ну круто, я отвечаю, а с какой целью ты сообщаешь мне эту ценную информацию? Чего ты от меня хочешь? Ну ничего, но я же могу на группе свободно выражать свои чувства, вот и выражаю. Видимо, ей казалось, что свободное выражение таких вот чувств - это необходимо, достаточно и правильно, и больше ничего не надо. Типа, это решение проблемы, или по крайней мере начало решения ))) Предполагается, что я, узнав о том, что моя личность её раздражает, стану что-то с этим делать. Не стану. Ни на группе, ни в жизни никто не станет. А если наезжают на личность - человек еще и защищаться будет. Независимо от степени собственной правоты. Поэтому человек, чья цель в конфликте достигнута - всегда даст оппоненту возможность сохранить лицо. А вот если цель не достигнута - хочется ругаться и ругаться, унижать и унижать. Тогда в этом ли человеке всё дело? Может быть, цель и настоящий объект - опять где-то за пределами этого взаимодействия? И выход - опять же психотерапия, а не "право на чувства", понимаемое как право хамить в маршрутках, если плохое настроение? 

P.S. Я сейчас тоже вымещаю, да :)


odnako: (Default)
В основе любой эмоции лежит общее возбуждение нервной системы, а специфика уже зависит от того, какие участки мозга задействуются. Эмоции страха сопутствует особенно сильное возбуждение, и нейрофизиологические механизмы всяких древних биологически значимых эмоций - очень похожи, все нервные пути рядом, и хрен там иногда отличишь, что где.  И парадоксальным образом получается, что  любое очень сильное переживание, хотя бы и радостное, может вызвать страх - по принципу эмоционального заражения. Совершенно неосознанно причём, механизм в чистом виде биологический. Отсюда всякие тонкие поэтические чувства - типа, я так счастлива, что аж страшно.  Точно так же сильный интерес может активизировать страх. Правда-правда, можно даже на личном опыте словить что-то похожее - безотчетное переживание страха на пике интереса. Не тревоги, тревога - это другое, это когда интерес и страх борются друг с другом, и что-то подавляется. А именно чистого безотчетного страха - возможно, лишь на мгновение.

И наоборот, внезапное избавление от сильного страха автоматом включает бурную радость. Возбуждение-то остаётся, куда его девать - дык распространяется на соседние нервные клетки и того :) Вроде бы логично, что так и должно быть - но тут важно, что реакция эта совершенно некогнитивная, т.е. разумная оценка вроде "славбогу, нечего бояться, можно радоваться" - тут не задействуется. Вернее, может задействоваться, но уже вторично.
Сегодня на улице меня встретила кошка и обошла по кромке тротуара, и я, повинуясь внезапному детскому порыву, сделала вид, что сейчас схвачу её за хвост. Кошка перешла на рысь, потом заложила уши и припустила галопом. Когда я обернулась - кошка радостно каталась по земле. Мол, убежала я, фиг поймаете, какая я молодец.
Так что всё работает. Проверено на кошках :)
odnako: (Default)
У Юнга вычитала.

- Кто дальше от совершенства — тот, кто любит Бога, или тот, кто Бога ненавидит?
- Тому, кто любит Бога, нужны семь перерождений, чтобы достигнуть совершенства, а тому, кто ненавидит Бога, нужны только три. Потому что тот, кто ненавидит Его, думает о нем больше, чем тот, кто любит.

Те, кто сейчас ненавидят кого-то значимого - родителей, детей, партнеров, психотерапевта, - утешайтесь. Еще парочка таких перерождений - и вы уже там.
odnako: (Default)
А вот вы делаете различие между удовольствием и радостью - если речь идёт о вещах не телесных? Что можно получить удовольствие от секса, находясь при этом в печали - это я понимаю :)
Если делаете - то как вы ощущаете это отличие? Если не делаете - то как вы смеете почему?

odnako: (Default)
Переоценка значимости секса  ведёт к недооценке значимости чувств.
Не потому, что секс и чувства - разные вещи.
А потому, что все чувства, не имеющие отношения к сексу - будут казаться ненастоящими.
odnako: (Default)
А теперь я расскажу вам, откуда берутся козлы и стервы Я оставлю это здесь для себя, как памятку.

Печаль является базовой эмоцией, эволюционное значение которой - обеспечение групповой сплоченности. Человек не кошка, сам по себе не гуляет, без коллектива не живёт. Поэтому, в отличие от кошки, при отлучении от социума испытывает печаль разной степени интенсивности, вплоть до горя и глубокой депрессии. Утрата объекта привязанности или разлука с ним означает для индивида утрату источника радости и - в зависимости от возраста человека и природы объекта - утрату любви, безопасности или чувства благополучия. Что побуждает человека разобраться, как он дошел до жизни такой, и делать усилия, чтобы в социум вернуться, т.е. опять обрести объекты привязанности и источники радости. В меру своей испорченности, разумеется, то есть в той форме, какая доступна по опыту.

(поэтому встречающееся иногда понимание теории границ по типу "я не ты, и если ты хочешь, чтобы я дал тебе какое-то удовольствие - ты сливаешься и стремишься в зависимость, а я отдельная личность, и без вариантов" - вызывает у меня странные чувства: вроде всё правильно, но ощущение, что где-то всё-таки наё.. разрыв в смыслах)

Прародителем всех видов межличностной привязанности является привязанность между матерью и младенцем. И первый опыт проживания печали для человека, если не брать травму рождения - это первое отлучение от матери, сепарационный синдром. Сначала от груди, потом - от круглосуточной доступности. Реакция зависит от возраста. Для младенца это почти непереносимое чувство, ребенок постарше понимает незначительность кратковременной разлуки, и только долгое отсутствие может вызвать переживание, взрослый человек испытывает горе, только если теряет человека навсегда. И от того, как ребенком проживается первая сепарация и все последующие, как взрослые позволяют эту печаль проживать - зависит то, как эта печаль социализирутся. То есть какие формируются устойчивые поведенческие паттерны в реакции на эмоцию печали.

Самая жесть - это социализация печали через наказание. То есть слезы, независимо от их причины - вызывают родительский гнев или игнорируются, не вызывают никакого действия для устранения источника страдания. Такая реакция усугубляет страдание, а его выражение - наталкивается на еще больший гнев. Таким образом, возникает замкнутый круг страдания, из которого нет выхода: невозможно выразить страдание так, чтобы не стало еще хуже. Таким образом, в сознании формируется устойчивая связь между печалью и страхом. Потом человек вырастает и, как правило, вытесняет из сознания эту взаимосвязь. Просто, если ему вдруг становится грустно - он автоматически начинает испытывать тревогу, страх, плохие предчувствия. И, поскольку страх сильнее - с печалью человек предпочитает не встречаться вообще. А лучший способ не испытывать разочарований - это ничего вообще не делать. Такой человек даже не будет пытаться решить встающие перед ним проблемы, он будет жить в страхе, с ужасом ожидая каждого наступающего дня, будет избегать новых, незнакомых ему ситуаций, людей и отношений. Его усилия будут направлены на то, чтобы избежать страдания и обстоятельств, сопряженных с ним, а не на то, чтобы научиться управлять причинами, вызывающими страдание. Компульсивное поведение (совершение "привычных" действий, не имеющих рационального смысла и цели) - одна из возможностей избежать страха от встречи с возможным разочарованием. 
По схожему механизму работает связка между печалью и стыдом (мальчики не плачут, ога). Стыд - довольно сильное чувство, и активация стыда всякий раз, как возникает печаль - может привести к развитию такой черты, как болезненная стеснительность. Человек стыдится не только своих слёз и даже самого желания заплакать, но и того, что он не может ничего сделать с ситуацией. И тогда, в качестве реакции защиты, он обращает свой внутренний взор не на само переживание своей печали, а на внешние события и обстоятельства, которые могут её вызвать. И стремится их не допустить. Типа, надо изменять мир и не позволять себе раскисать. Поскольку такой человек не входит в контакт с собственной печалью - он не может почувствовать и печаль другого человека, а значит, лишен эмпатии и сострадания.

(Не слишком привлекательный портрет получается, да? Трусливый, зажатый, да еще и черствый. Воспитывали настоящего мачо, а получилось вон чего)

Отдельная интересная штука, которую хочется отметить - это связь печали с физической болью. От боли хочется плакать, это нормально. Если же плакать, как было сказано - нельзя, возникает паттерн "боль-печаль-страх", и в результате любая ситуация предполагаемой боли вызывает у человека панику. Боль сама по себе - сильное переживание, а в союзе со страхом она невыносима. Вероятно, из этого источника может происходить более низкая толерантность к боли у мужчин, чем у женщин (мальчики не плачут), а также у европейцев в отличие от носителей восточных культур (где принят менее карательный тип ранней социализации страдания).


Profile

odnako: (Default)
odnako

May 2014

S M T W T F S
    123
4 5678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 09:55
Powered by Dreamwidth Studios